Гостиница не обязана оплачивать вознаграждение авторскому обществу при правомерной трансляции в номерах кабельных каналов

Республиканское общественное объединение (далее – Общество), управляющее имущественными правами авторов на коллективной основе обратилось с иском в суд к гостинице о взыскании компенсации за незаконное использование объектов авторского права и о запрете публичного использования через технические устройства авторских и смежных прав без договора. Иск был мотивирован исполнением музыкальных произведений в гостиничных номерах по кабельному телевидению.

Между исполнителем и студией звукозаписи был заключен лицензионный договор, по условиям которого договора лицензиар передает лицензиату исключительные права на альбомы (фонограммы), смежные (и авторские) права, которые принадлежат лицензиару, в части воспроизведения их на носителях с последующей реализацией, а также путем сдачи в наем, передачи в эфир, с последующей передачей в эфире и кабельному ТВ и так далее, в пределах территории Республики Казахстан и за ее пределы. Перечень альбомов (фонограмм) был указан в каталоге в виде приложения к договору.

Лицензиар по лицензионному договору передал лицензиату на срок исключительные права на произведения (произведение), исполненные (исполненное) исполнителем, для включения его (произведения) в сборник путем выпуска на всех носителях (также видеоклипов на видеокассетах, VHS DVD VCD, и так далее).

Лицензиар также поручил, а лицензиат принял на себя обязательство представлять интересы лицензиара на территории, а также от своего имени выполнять все действия, предусмотренные законодательством РК, в связи с нарушениями третьими лицами авторских и смежных прав лицензиара.

В 2019 году между Обществом (пользователь) и лицензиатом (студией звукозаписи) был заключен договор о передаче прав по управлению имущественными правами №1.

В 2014 году между Обществом (пользователь) и исполнителем песен был заключен договор о передаче прав по управлению имущественными правами №2.

Согласно договорам о передаче №1 и №2 правообладатель передал Обществу права на управление его имущественными правами, а также на защиту неимущественных прав на коллективной основе на территории Республики Казахстан и за ее пределами, а Общество обязалось защищать права правообладателя.

Также Обществу в 2014 году было выдано Свидетельство об аккредитации организации, управляющей имущественными правами на коллективной основе сроком на 5 лет, до 13 декабря 2020 года.

Общество обратилось в суд с иском к ответчику (ТОО) о взыскании компенсации в сумме 1 010 000 тенге и о запрете публичного использования через технические устройства авторских и смежных прав без договора.

Позже Общество уточнило требования в части компенсации и просило взыскать 962 000 тенге.

В обоснование иска Общество указало, что в 2018 году в гостинице, принадлежащей ТОО, в публичном исполнении через технические установки были использованы фонограммы на произведения исполнителей песен.

В адрес ТОО было направлено предложение-предупреждение для урегулирования спора в соответствии с законодательством, а также документ фиксации факта использования произведений (фонограмм), которое оставлено ТОО без ответа.

Решением специализированного межрайонного экономического суда иск Общества был удовлетворен частично: с ТОО в пользу Общества взыскана компенсация в сумме 481 000 тенге; ТОО запрещено публичное использование через технические устройства авторских и смежных права без договора; с ТОО была взыскана государственная пошлина.

Принимая решение по требованиям Общества о взыскании компенсации, суд первой инстанции применил положения пунктов 16) и 25) статьи 2, пункта 1 статьи 39, статьи 40-1, пункта 1 статьи 48, подпункта 6) пункта 1 статьи 49 Закона Республики Казахстан "Об авторском праве и смежных правах" (далее – Закон), части 2 статьи 63 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – ГПК), пункта 29 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан "О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского права и смежных прав", и исходил из того, что:

  • по заключенным договорам исполнители песен передали права по управлению их имущественными правами, а также на защиту неимущественных прав Обществу;
  • в гостинице через технические устройства, а именно телевидение ответчиком публично были использованы фонограммы на произведения исполнителей;
  • указанный факт установлен и снят на видеокамеру представителями Общества;
  • ТОО является пользователем, организующим использование объектов авторского права и смежных прав, им нарушены авторские и смежные права, за что предусмотрена ответственность.

Размер компенсации суд определил, исходя из месячного расчетного показателя (МРП) за 2018 год в сумме 2 405 тенге, установленного Законом Республики Казахстан «О республиканском бюджете на 2017-2018 годы», и исходя из 2 фонограмм, 100 МРП = 240 500 тенге в сумме 481 000 тенге.

Суд указал, что ответчик не доказал, что совершенные им в отношении объекта авторского права или смежных прав действия соответствуют требованиям Закона.

С доводами ответчика о том, что гостиничный номер не является местом публичного пользования, суд не согласился, указав, что публичное исполнение - исполнение произведения посредством декламации, игры, танца или каким-либо иным образом, в том числе с помощью технических средств, в местах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не являющиеся членами семьи.

Согласно Постановлению Правительства Республики Казахстан №1373 от 23 ноября 2011 года "Об утверждении минимальных ставок вознаграждения исполнителям и пользователям", гостиница включена в перечень таких объектов, пользователей.

Суд указал, что нахождение в гостиничном номере двух человек (представителей Общества) подтверждается представленными квитанциями к приходному кассовому ордеру, а также видеозаписью, где прослеживается изображение одного представителя, а также диалог двух лиц.

Доводы ответчика о сомнительности представленных доказательств видеозаписи и предложение – предупреждения суд признал несостоятельными и необоснованными.

Доводы ответчика о том, что свидетель (один из исполнителей) не имеет претензий к ответчику за использование видеоклипа, суд не принял во внимание, указав, что воспроизведение видеоклипа было со звуком, с песней.

Принимая решение по требованиям Общества о запрете публичного использования через технические устройства авторских и смежных прав без договора, суд первой инстанции применил положения подпункта 3) пункта 1 статьи 49 Закона, и исходил из того, что факт нарушения доказан, поэтому указанное требование подлежит удовлетворению.

Не согласившись с решением суда, ТОО обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить и вынести новое решение об отказе в иске, указывая, что:

  • судом нарушены правила о подсудности;
  • решение суда грубо нарушает принцип единообразия в толковании и применении судами права;
  • гостиничный номер не является публичным местом, открытым для свободного посещения;
  • ТОО не осуществляло исполнения музыкальных произведений в гостиничных номерах;
  • включение гостиниц в перечень объектов, утвержденных Постановлением Правительства, не относит гостиничные номера к местам публичного исполнения;
  • факт использования произведений в гостиничном номере истцом не доказан;
  • представленная истцом видеозапись является недопустимым доказательством;
  • свидетель (один из исполнителей) заявил об отсутствии претензий к ТОО;
  • истец не доказал наличие у него права требовать компенсацию;
  • суд не вправе был считать лицензионный договор заключенным;
  • на момент вынесения решения судом у истца отсутствовала аккредитация в органе юстиции;
  • основания для взыскания компенсации отсутствовали.

Апелляционная судебная коллегия установила, что решение суда не в полной мере соответствует установленным статьей 224 ГПК требованиям законности и обоснованности, указав, что судом допущены нарушения, выразившиеся в несоответствии выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела; нарушении и неправильном применение норм материального или процессуального права.

В соответствии с пунктом 29 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан "О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского права и смежных прав" при рассмотрении дел о защите нарушенных авторских или смежных прав истец в соответствии со статьей 72 ГПК обязан доказать факт неправомерного использования ответчиком принадлежащих ему прав, а ответчик обязан доказать, что совершенные им в отношении объекта авторского права или смежных прав действия соответствуют требованиям Закона и не нарушают прав автора, исполнителя, производителя фонограмм или организации эфирного и кабельного вещания. В противном случае ответчик должен признаваться нарушителем авторского или смежных прав с привлечением к гражданско-правовой ответственности.

По данному делу таких оснований для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности, по мнению апелляционной коллегии, не имеется.

Согласно пункту 2 статьи 46-1 Закона, организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, получившая свидетельство об аккредитации, вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры об управлении правами, осуществлять сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми такие договоры не заключены.

В данном случае на момент вынесения решения судом первой инстанции срок Свидетельства об аккредитации Общества закончился, с 13 декабря 2020 года.

Поэтому при вынесении решения судом следовало исходить из того, что Общество вправе управлять правами только тех исполнителей, с которыми у него заключены договоры об управлении имущественными правами на коллективной основе.

Поскольку Обществом представлены договоры о передаче управления имущественными правами только двух исполнителей, факты использования фонограммы произведений других исполнителей для дела юридического значения не имели.

В подтверждение права на управление имущественными правами одного из исполнителей на коллективной основе Обществом был представлен суду лицензионный договор, заключенный 22 декабря 2007 года между исполнителем и ИП (Студией), а также договор о передаче №1, заключенный 01 октября 2009 года между Обществом и ИП. Тогда как согласно регистрационным сведениям ИП был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя лишь в 2018 году.

Поэтому представленные Обществом документы апелляционная коллегия не признала допустимыми и достоверными доказательствами, подтверждающими наличие у Общества права на управление имущественными правами одного из исполнителей на коллективной основе.

Также, в подтверждение фиксации использования в гостиничном номере ТОО фонограммы на произведения исполнителей истцом была представлена видеозапись, произведенная представителем Общества и документ фиксации факта использования произведений (фонограммы).

Однако допустимость и достоверность указанных доказательств вызывала у коллегии сомнения.

Представленный в качестве доказательства документ фиксации факта нарушения прав исполнителей не был подписан одним из представителей Общества, его присутствия в момент фиксации в номере гостиницы ТОО из представленной видеозаписи явно не видно. Данный документ составлен и подписан лишь заинтересованным лицом другим представителем общества без участия понятых, с этим документом не ознакомлены представители ответчика ТОО, то есть, документ составлен односторонний.

В представленной в качестве доказательства видеозаписи отсутствовали данные о дне и времени фиксации факта незаконного воспроизведения фонограмм. Дата и время были озвучены в видеозаписи со слов лица, производившего съемку, - также заинтересованного лица.

При этом из содержания имеющихся в материалах дела квитанций и других документов, представленных сторонами, следует, что в гостиницу ТОО заселялся только один из представителей.

Каких-либо документов о проживании в гостинице ТОО второго представителя Общества, производившего видеосъемку и подписавшего документ о фиксации, в деле не имеется и сторонами не представлено. Поэтому факт нахождения второго представителя в гостиничном номере ТОО именно в указанный день не был установлен и не доказан.

Тем самым, коллегия пришла к выводу, что представленные Обществом доказательства нельзя признать допустимыми и достоверными доказательствами, и выводы суда первой инстанции в этой части являются необоснованными.

Также, из материалов дела следовало, что услуги кабельного телевидения гостинице предоставлялись на основании договора, заключенного между ТОО и поставщиком услуг, который в свою очередь осуществлял вещание на территории Республики Казахстан обнародованных произведений, относящихся к репертуару другого авторского общества, для всеобщего сведения путем их телевизионной передачи по кабелю на основании неисключительной лицензии, предоставленной данным авторским обществом, на основании лицензионного договора о сообщении обнародованных произведений путем телевизионной передачи по кабелю, проводам и иным аналогичным средствам.

За использование произведений согласно представленной лицензии оператор кабельного телевидения выплачивал авторскому обществу авторское вознаграждение в размере 3% от общей суммы дохода за каждый месяц.

При этом ответчик ТОО, получая услуги кабельного телевидения по договору, не имел право проводить какое-либо редактирование программ телеканалов, не имел никакого отношения к формированию содержания программ и передач, предоставленных по договору оператором кабельного телевидения.

Тем самым ответчик не использовал в публичном исполнении через технические устройства фонограммы аудиовизуальных произведений исполнителей, заключивших с Обществом договоры о передаче прав на управление имущественными правами на коллективной основе, а использовал неисключительные права оператора, переданные последнему авторским обществом по лицензионному договору.

В соответствии с пунктом 22 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан "О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского права и смежных прав", без согласия производителя фонограммы и исполнителя, исполнение которого записано на фонограмме, допускается публичное исполнение произведения с использованием технических средств в барах, кафе, ресторанах и других публичных местах обслуживания граждан, но с выплатой авторского вознаграждения, если такое исполнение производится в присутствии лиц, не относящихся к обычному кругу семьи. За указанный вид публичного исполнения авторское вознаграждение выплачивается в размере, предусмотренном постановлением Правительства Республики Казахстан от 20 октября 2004 года №1083 "Об утверждении минимальных ставок авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений". В этом случае исполнитель или производитель фонограмм не обладает правом на взыскание компенсации, предусмотренной статьей 49 Закона.

Указанным постановлением Правительства Республики Казахстан за сообщение по кабелю выпущенных в свет произведений предусмотрена ставка вознаграждения в размере 3% от суммы общего дохода, то есть в размере, предусмотренном лицензионным договором, заключенным между оператором кабельного телевидения и авторским обществом.

Поэтому исполнители и производители использованных ответчиком аудиовизуальных фонограмм не обладают правом на взыскание компенсации, предусмотренной статьей 49 Закона.

Соответственно, поскольку Общество управляет имущественными правами исполнителей и производителей фонограмм на коллективной основе, и иск был подан в защиту прав двух исполнителей, в данном случае оно также не обладает правом на взыскание компенсации, предусмотренной статьей 49 Закона.

Таким образом, истцом факт неправомерного использования ответчиком принадлежащих ему прав был признан не доказанным, совершенные ответчиком действия в отношении объекта авторского права или смежных прав - соответствующими требованиям Закона и не нарушающими прав автора, исполнителя, производителя фонограмм или организации эфирного и кабельного вещания.

Поэтому оснований для частичного удовлетворения исковых требований Общества о взыскании компенсации не имелось.

Также не имелось оснований для удовлетворения требований Общества о запрете публичного использования через технические устройства авторских и смежных прав без договора.

В связи с изложенным, доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что истец не доказал наличие у него права требовать компенсацию, и о том, что основания для взыскании компенсации отсутствовали, были признаны необоснванными.

Ввиду несоответствия выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права, обжалуемое решение суда было изменено апелляционной коллегией. В части удовлетворения иска Общества о взыскании компенсации 481 000 тенге и о запрете публичного использования через технические устройства авторских и смежных прав без договора решение было отменено, с вынесением в этой части вынести нового решения об отказе в удовлетворении иска.

Апелляционная жалоба ответчика была удовлетворена.