Прекращение исполнительного производства на основании медиативного соглашения не освобождает должника от оплаты услуг деятельности частного судебного исполнителя

Должник обратился в суд с жалобой на действия частного судебного исполнителя (ЧСИ), оспаривая вынесенное им постановление об утверждении суммы оплаты деятельности частного судебного исполнителя. Мотивировал тем, что исполнительное производство прекращено ввиду заключения между сторонами медиативного соглашения, а не в результате действий судебного исполнителя.

Решением районного суда жалоба должника была удовлетворена. Признаны незаконными действия ЧСИ по вынесению в отношении должника постановления об утверждении суммы оплаты деятельности ЧСИ. Суд обязал ЧСИ устранить в полном объеме допущенное нарушение путем отмены оспариваемого постановления. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Адвокат в интересах ЧСИ обратился с кассационным ходатайством в Верховный суд, в котором просил отменить состоявшиеся по делу судебные акты и вынести новое решение об отказе в удовлетворении жалобы должника, ссылаясь на нарушение судом норм материального права – неправильное толкование закона, что привело к вынесению необоснованных судебных актов. Оспариваемое ЧСИ постановление им вынесено в строгом соответствии с требованиями закона.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала ходатайство подлежащим удовлетворению, оспариваемые судебные акты подлежащими отмене в силу следующего.

В соответствии с частью 5 статьи 438 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – ГПК) основаниями к пересмотру в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов являются существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые привели к вынесению незаконного судебного акта.

По данному делу такие основания были судом установлены.

Из материалов дела следует, что ЧСИ  на  основании заявления взыскателя возбуждено исполнительное производство о взыскании с должника в пользу взыскателя денежной суммы в размере  10 000 000 тенге и судебных расходов в сумме 100 000 тенге.

В рамках исполнительного производства ЧСИ произведены действия,  направленные  на  принудительное  исполнение судебного  акта: направлено  уведомление должнику о возбуждении исполнительного  производства и  необходимости  исполнения судебного акта; вынесены постановления о наложении ареста на имущество должника, о временном ограничении на выезд должника за пределы Республики Казахстан; направлены запросы в банки о наличии счетов, в  регистрирующий  орган о  наличии  имущества. Также был наложен арест на долю должника в совместно нажитом в браке имуществе.

В ходе исполнения исполнительного документа стороны пришли к медиативному соглашению, которое было утверждено определением районного суда. В связи с чем исполнительное производство прекращено, одновременно ЧСИ вынес постановление об утверждении суммы в размере 1 010 000 тенге по оплате своей деятельности.

Полагая действия судебного исполнителя по вынесению указанного постановления неправомерными, должник обратился с данной жалобой в суд.

Местные суды, удовлетворяя жалобу должника, пришли к выводу о том, что сумма, подлежащая взысканию в пользу взыскателя, не была взыскана по данному исполнительному производству, медиативное соглашение, заключенное сторонами, состоялось в рамках другого гражданского дела, в связи с чем посчитали, что судебным исполнителем необоснованно определена сумма по оплате своей деятельности, ввиду чего удовлетворили жалобу должника и отменили постановление об утверждении суммы оплаты деятельности частного судебного исполнителя.

Коллегия посчитала выводы местных судов ошибочными, основанными на неверном определении круга обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, не соответствующими подлежащим применению нормам материального права.

В соответствии с подпунктом 2-1) пункта 1 статьи 47 Закона Республики Казахстан «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» (далее – Закон) исполнительное производство прекращается, если стороны исполнительного производства заключили соглашение об урегулировании спора в порядке медиации.

В силу пункта 2 статьи 120 Закона, исполнение исполнительного документа не освобождает должника от уплаты фактически понесенных расходов по исполнению и оплаты деятельности частного судебного исполнителя, если он исполнен после предъявления его на принудительное исполнение.

Согласно пункту 3 указанной статьи, исполнение должником исполнительного документа, минуя частного судебного исполнителя, не освобождает его от уплаты фактически понесенных расходов по исполнению и оплаты деятельности частного судебного исполнителя.

В связи с этим кассационная коллегия пришла к выводу, что прекращение исполнительного производства на основании медиативного соглашения, заключённого сторонами исполнительного производства, не освобождает должника от оплаты услуг деятельности частного судебного исполнителя, поскольку им при исполнении судебного акта производились исполнительские действия, которые привели к заключению указанного соглашения.

Исходя из приведенных норм права, коллегия указала, что оплата деятельности судебного исполнителя должна быть осуществлена должником в любом случае, если исполнительный документ исполнен после предъявления его на принудительное исполнение.

Ввиду изложенного, вывод местных судов о незаконности постановления частного судебного исполнителя об утверждении суммы оплаты его деятельности, судебная коллегия посчитала необоснованным.

Также коллегия обратила внимание на допущенное судом апелляционной инстанции смешение понятий «оплата деятельности частного судебного исполнителя» и «расходы по  исполнению», которые имеют самостоятельное значение и подразумевают в первом случае оплату деятельности частного судебного исполнителя, то есть  оплату его труда, поскольку он находится на самофинансировании, и во  втором случае подлежат возмещению все расходы по исполнению - то есть фактически понесённые частным судебным исполнителем затраты, связанные с принудительным исполнением  в данном случае почтовые, транспортные  расходы.

Оплата фактических расходов по исполнению не освобождает должника от оплаты деятельности частного судебного исполнителя.

Размер оплаты деятельности частного судебного исполнителя регламентирован статьёй 118 Закона и Постановлением Правительства Республики Казахстан №437 от 04 мая 2014 года, в редакции от 02 сентября 2015 года. Согласно  подпункту 1) указанного Постановления сумма оплаты деятельности частного судебного исполнителя, уплачиваемая в рамках исполнительного производства в зависимости от категории дел устанавливается для исполнительных документов имущественного (денежного) характера по суммам: от 1 000 до 5 000 МРП – в размере 10 % от суммы взыскания.

В данном случае сумма взыскания по исполнительному производству составила 10 000 000 тенге – в пределах приведённой градации, ввиду чего судебным исполнителем размер оплаты деятельности частного судебного исполнителя определен правильно, в соответствии с вышеуказанными требованиями правовых актов, оспариваемые действия совершены в строгом соответствии с требованиями Закона, права и законные интересы должника в результате указанных действий не были нарушены.

Ввиду изложенного, коллегия посчитала, что у местных судов не было оснований для удовлетворения жалобы должника и отмены оспариваемого постановления ЧСИ. Таким образом, местными судами неправильно были применены нормы материального права – неправильно истолкован закон, установленным по делу обстоятельствам не дана надлежащая оценка, что привело к неправильному разрешению спора. Указанные нарушения являются существенными, что влечет отмену оспариваемых судебных актов с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении жалобы должника.

В результате судебная коллегия постановила решение районного суда и постановление судебной коллегии по гражданским делам отменить, вынести по делу новое решение. В удовлетворении жалобы должника на действия  ЧСИ отказать. Ходатайство адвоката ЧСИ было удовлетворено.